Электронная библиотека
Форум - Здоровый образ жизни
Разговоры на общие темы, Вопросы по библиотеке, Обсуждение прочитанных книг и статей,
Консультации специалистов:
Рэйки; Космоэнергетика; Учение доктора Залманова; Йога; Практическая Философия и Психология; Развитие Личности; В гостях у астролога; Осознанное существование; Фэн-Шуй, Художественная литература Эзотерика


Калашников Максим, Крупнов Юрий - "Гнев орка"   

ГЛАВА 6
Ядерное оружие в Пятой мировой войне

При словах "ядерное оружие" принято бледнеть, точно полотно, хвататься за сердце и падать без чувств. А зря.
Акцент на ядерном оружии и создание моделей глобального уничтожения с помощью атомных бомб в период Третьей мировой (холодной) войны, сыграл, с моей точки зрения, злую шутку с военными аналитиками и политиками.
По-голливудски эффектные картинки ядерной войны и "ядерной зимы" (модель академика Н.Н. Моисеева) выполнили дезориентирующую функцию. Пугали ядерной войной и атомными бомбами, строили бомбоубежища, а попали в народившуюся и выросшую до всемирных размеров сплошную войну, включающую множество локальных, малых и очень маленьких войн.
Спецслужбы сколачивали "движения за мир во всем мире", математики считали количество раз, которыми можно уничтожить все живое на Земле, в это же самое время подспудно вырастали специалисты-практики совсем новых всемирных войн.
На сегодня существует большое количество разработок и описаний таких войн и их элементов. Но они, увы, малоизвестны даже для специалистов.
Достаточно указать на следующие термины и понятия: малая война (термин М. А. Дробова37), мятежевойна (термин эмигранта Евгения Эдуардовича МессМера38), неправильная, иррегулярная, или малая, война (термин генерала Ф. фон Хейдта39), сетевая война (netwar, термин аналитиков РЭНД-корпора-ции40), войны шестого поколения, или бесконтактные войны41 (автор понятий - генерал-майор в отставке В.И. Слипченко), консциентальные войны (термин Ю.В. Крупнова и Ю.В. Громыко42), пуантилистские - от французского слова "точка" - войны (термины историка А. Фурсова43). Можно еще долго приводить примеры иных попыток определить и обозначить реальность многих локально-точечных войн, происходящих одновременно по всему миру44.
Такой множественно-пуантилистский массив войн нового типа неожиданно ко времени развала СССР вырос в реальность более реальную, чем фантазии на тему "ядерной зимы". Кругом вроде бы какие-то отдельные точки да крючочки, а в целом - если смотреть на этот пуантилизм глазами импрессиониста, способного схватить картину в целом, то выйдет - всемирная хорошо организованная и дирижируемая война. Без всяких ядерных атак достигаются жуткие разрушения.
Однако из этого вовсе не следует, что ядерное оружие окончательно прописано по политическому ведомству и перестало быть собственно оружием.
Как раз наоборот. Выросшая под спудом ядерного противостояния двух сверхдержав процессуально сплошная война оказывается принципиально неразборчивой к выбору средств достижения победы.
Именно в этом принципиальном безразличии к средствам и кроется своеобразная мощь сплошной войны. "Если потребуется, с точки зрения эффективности, - ну что ж, можно и атомную бомбу применить!" - к великому несчастью, примерно так сегодня вынуждены рассуждать многие стратеги, кожей чувствующие реальность надвигающейся сплошной войны.
Вовсе не случайно заместитель госсекретаря США по контролю над вооружениями и международной безопасности Джон Болтон (Undersecretary of State for Arms Control and International Security John Bolton) выступил со зловещими заявлениями 22 февраля 2002 г. в интервью газете "Вашингтон Тайме". Эта газета традиционно используется для вброса и первичной обкатки скользких заявлений. Болтон сказал, что администрация Джорджа Буша более не намерена придерживаться обязательств не наносить первой ядерного удара по странам, не обладающим ядерным оружием45, и что, хотя Вашингтон и "не ищет случая" применить свое ядерное оружие, он "в состоянии сделать все, что окажется необходимым в целях защиты своего невинного гражданского населения" ("we would do whatever is necessary to defend America's innocent civilian population").
Важно подчеркнуть, что Болтон сделал это заявление На следующий день после того, как вернулся из Москвы с переговоров по сокращению ядерных вооружений и по подготовке визита Дж. Буша в Россию в мае 2002 года.
И, несмотря на то что в тот же день официальный спикер Госсекретаря Ричард Баучер (regular State Department briefing, spokesman Richard Boucher) полностью подтвердил предыдущие обязательства администрации США и твердо сказал, что "никаких изменений в политике США в области ядерных вооружений нет. Все, что я говорил сегодня, последовательно и неизменно заявляется в течение последних 20 или 30 лет...", сам факт выступления Болтона и отсутствие адресного опровержения его заявлений означает как минимум то, что часть администрации США думает так, как Болтон.
Получается, что их религия - это рыночная эффективность, минимум затрат при максимуме результата. Пока применять ядерные заряды в Европе невыгодно в силу тяжелых последствий. А вот Азия или Россия - совсем другое дело.
Это, кстати, сразу уловила и поняла даже по невнятным сообщениям российской прессы актриса Клара Лучко, приглашенная на передачу В. Познера "Времена". Однако ее попытка акцентировать внимание на кардинальном сдвиге в установках американского истеблишмента была тотчас прервана юрким Познером и благодушно-иронически проигнорирована сидящими рядом высокопоставленными военными, "настоящими профессионалами".
Закономерно появление в печати сообщения о том, что в рассекреченных записях Никсона обнаружилось следующее: бывший Президент США незадолго перед окончанием войны во Вьетнаме, в ситуации очевидного проигрыша США, прямо высказывался в пользу применения ядерного оружия. И хотя якобы Киссинджер его отговорил, но факт тем не менее остается фактом - да еще на фоне бывших за двадцать лет до этого Хиросимы и Нагасаки.
Но дело даже не в том, что так думал "нехороший" Никсон, а "хороший" Киссинджер его отговаривал. А в том, что вброс данной "информации" происходит в одно время с выступлением Болтона, после высказываний "специалистов" в сентябре 2001 года о возможности применения в Афганистане тактического ядерного оружия, и с массой других "мелочей" по данному поводу.
Общественное сознание в мире приучают к тому, что применение атомной бомбы возможно, пусть даже в крайнем случае. Тем более что уже "и дети знают", что, помимо "стратегического" атомного оружия, еще бывает и "тактическое", для "ограниченного применения" с "локальными и контролируемыми последствиями" на определенных ТВД.
Еще недавно нам казалось, что Америка никогда не пустит в ход свое ядерное оружие. До сих пор наши местечковые "аналитики" на все лады твердят об опасности экологических." катастроф. "Этого не может быть, потому что не может быть никогда!" - вопят они, закатывая очи. Примерно о том же самом говорит даже такой умница, как генерал Слипченко в своих "Войнах шестого поколения".
А вот мы считаем иначе. С превращением США в единственного гегемона Земли всякие внутренние барьеры для применения ими ядерного оружия исчезают. Они все смелее говорят о том, что нужно применять его - и даже первыми - превентивно. И никто не боится никакой всепланетной катастрофы с какой-то там "ядерной зимой".
И вот уже глава пентагоновского управления по снижению угроз Стивен Янгер (2002 г.) вполне деловито рассуждает о том, что Америка должна уничтожать бактериологическое и химическое оружие в других странах не только бомбами с обычной взрывчаткой и не одними лишь ядерными зарядами малой силы, но и самыми мощными водородными бомбами. Такими, которые готовили когда-то для войны с СССР. Логика пентагоновского "мозговика" очень проста: малосильные боеприпасы мргут не полностью разрушить бункеры-укрытия, и хранящиеся в них смертоносные газы или бактерии могут вырваться наружу. А потому - ради блага всего человечества - нужно полностью испарить эти бункеры, выжечь все их содержимое в огненном шаре ядерного взрыва. Соответственно, тут без боеприпасов в сотни килотонн и даже в мегатонны никак не обойтись.
Не может ли статься так, что по мере ослабления России бункеры для уничтожения найдутся и на ее территории? (Завтра, № 43, 2002) Впрочем, до этого времени опыт Хиросимы и Нагасаки наверняка успеют повторить в каких-нибудь странах поменьше. Может быть, в Северной Корее. Может, в Иране.
Нелишним будет указать и на чрезвычайно опасные и уже сегодня существующие ситуации противостояния между Израилем и Палестиной и между Индией и Пакистаном. Напомним, что у трех из этих четырех стран есть ядерное оружие.'
Когда десять лет назад пакистанцы выходили на демонстрации с лозунгами "Мы будем есть траву, но у нас будет ядерное оружие", то вряд ли они рассматривали свое отечественное ядерное оружие в качестве исключительно музейно-пре-стижного экспоната...
Наконец, ядерное оружие и обычное оружие понемногу смыкаются по своей действенности и силе уничтожения.
Сверхточное оружие или, к примеру, термобарическая (вакуумная) бомба, уничтожающая все живое в закрытом пространстве ущелья или долины, - это, разумеется, не атомное оружие, но по действию уже почти приближается к нему46.
Можно долго рассуждать и о других видах "самого обычного" оружия, которое действует фактически с такими же последствиями, как и атомное47. Существует масса не только специальных публикаций на эту тему48. Но важно то, что разрушительная и уничтожающая мощь даже вне "обычного" ядерного оружия в настоящее время полностью сопоставима с его мощностью. То есть конечный итоговый эффект может оказаться сегодня одинаково ужасным и непоправимым. И тогда уже не будет важно, какая именно наступит зима - "ядерная" или "термобарическая"...
Ни в коем случае нельзя по инерции рассматривать ядерное оружие как неоружие. Надо быть предельно внимательным - здесь находится "темная" для современного знания и мышления зона.
Стоит прислушаться к предостережению В.Л. Цымбурско-го: "Нам трудно вообразить обстоятельства, при которых могло бы произойти стратегическое обесценивание ядерной мощи и народы Евро-Атлантики опять оказались бы участниками "абсолютных войн" за пересмотр мироустройства. Но невозможность изнутри сверхдлинного военного цикла представить, что ему должен когда-то наступить конец, - не свидетельство уникальности нашего положения, а, скорее, общее правило, прослеживаемое в истории. Фридрих II заявил о равновесии, обессмыслившем войны в Европе, за 15 лет до первой из войн Французской революции, а Людендорф выпустил свою "Тотальную войну" примерно за столько же лет до наступления ядерного тупика. Смена циклов всегда неожиданна, "аки тать в нощи", предпосылки же распознаются задним числом"49.
Впрочем, не успел я дописать эту главку, как газета "Известия" порадовала нас новым сообщением - "Россия попала в список стран, против которых американцы могут использовать ядерное оружие". "В канун визита российского министра влиятельная газета "Лос-Анджелес Тайме" опубликовала сенсационное, на первый взгляд, сообщение, что по требованию Белого дома Пентагон составил список стран, против которых США должны разработать "резервные варианты использования ядерного оружия". В него вошли Ирак, Иран, Северная Корея (члены так называемой "оси зла"), Ливия и Сирия (от которых теоретически можно ожидать чего угодно), а также Россия и Китай. Авторы доклада рассматривают три ситуации, при которых возможно использование Америкой ядерного оружия в современных условиях: существование на территории враждебных стран арсеналов ядерного, биологического или химического оружия, как ответ на использование этого оружия против США и, наконец, в случае "чрезвычайного военного развертывания" в одной из перечисленных стран.
Вашингтонские эксперты ожидают в ближайшие дни жесткой реакции со стороны правительств тех стран, которые стали членами "великолепной семерки". "Это настоящий динамит, - изрек в те дни эксперт из Фонда Карнеги Джозеф Сайринсионе. - Я могу представить, что эти страны будут теперь говорить в ООН".
Однако многие его коллеги в американской столице не уделили этой "сенсации" слишком много внимания.
Сомнения в серьезности подготовленного Пентагоном "секретного доклада" укрепились после того, как его полный текст удалось получить сразу нескольким газетам. Эту публикацию связывают прежде всего с тем, что Америка послала недвусмысленный сигнал Ираку в свете резкого роста напряженности в отношениях между израильтянами и палестинцами. Китаю косвенно также угрожают использованием ядерного оружия в случае, если он нападет на Тайвань. Но при чем здесь Россия? Как указывает в самом докладе один из его авторов, "от России Америка не ожидает никакого непредвиденного развития ситуации", однако США "не могут быть уверены, что отношения с Россией всегда будут такими"50.
Мне кажется, помимо прямой информации о публикации в "Лос-Анджелес Тайме", что подтверждает факт интенсивной подготовки общественного мнения к сюрпризам, стоит обратить внимание и на тон самой публикации в нашей отечественной газете "Известия". Ее стиль и общий настрой мало отличаются от сотни других сообщений в этом номере газеты на разные темы. Чувствуется, что журналисты газеты уж точно знают, что в целом все в мире нормально, им хорошо и всем хорошо, кроме этих плохих государств из бушевской "оси зла"...
Но даже по сравнению с этой завидной жизнерадостностью наших певцов "этого лучшего из миров" поражает комментарий к этому сообщению директора российских и азиатских -программ вашингтонского Центра оборонных исследований Николая Злобина: "Подобный доклад, безусловно, свидетельствует об ограниченности интеллектуального ресурса его авторов, узости их взглядов. Но попытаемся понять логику американских военных. Нынешнее улучшение отношений с Москвой они связывают почти исключительно с позицией президента Путина, которая не пользуется твердой поддержкой российской политической элиты. Сегодня, говорят в Америке, Россия не является нашим врагом, но в Москве все может быстро измениться. К сожалению, нынешние отношения двух столиц слишком сильно зависят и от международной политической конъюнктуры. Нет ничего удивительного поэтому, что американские военные хотят перестраховаться, хотя порой и делают они это грубовато и не всегда кстати"51.
Вот так - "все может измениться..."!..

ГЛАВА 7
Присутствие - мощный вид оружия

Неприятие расширения НАТО и тем более ужас от размещения американских и натовских войск в эсэнгэшной Средней Азии и в Грузии после 11 сентября 2001 года имеют не только и не столько эмоциональную природу, как это любят выказывать "настоящие аналитики", сколько совершенно реальную угрозу русским.
В наши дни здравый смысл настолько редок, что очень мало людей понимают, что в эпоху глобализации и превращения географии в управление круглым земным шаром (геоидом) сам факт присутствия является мощнейшим комплексным оружием.
Даже в абстрактно-размытой Военной доктрине Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 21 апреля 2000 года № 706, ясно сказано, что "ввод иностранных войск в нарушение Устава ООН на территории сопредельных с Российской Федерацией и дружественных ей государств" является одной из "основных внешних угроз".
Через организацию связанных узлов присутствия формируется инфраструктура территориальных плацдармов для ведения сетевой войны.
И такая плацдармная сеть, или цепь узлов, является не только и не столько подготовкой к нападению на окружаемую этими базами страну, но непосредственно самими боевыми процессами.
Неслучайно, что заместитель исполнительного директора проекта "Новый американский век" Том Доннелли последовательно проводит идею "расширения имперского периметра США"52 через физическое присутствие США в Центральной Азии и организации "удерживающей цепи" прежде всего вокруг Китая (страна, которая расположена выше Китая и которая раньше называлась СССР - Россия, похоже, уже мало кого в США интересует как геополитический субъект).
Периметризация также представляет собой цепь операций (помните, мы уже приводили выше образ цепи у Б.Урланиса: "...Трудно говорить о каком-либо интервале между битвами... Вся война представляет собой как бы непрерывную цепь битв") - только не во времени, а в пространстве. Тот же Том Доннелли, с удовольствием обозревая "истерию" (его слово) в китайских СМИ по поводу обустройства США в Центральной Азии, особенно выделяет в одной из пекинских газет выражение "containing chain" и то, что главное, чего боятся и что тяжело переживают китайцы, - это буквально "окружения" (the strategic encirclement) силами США и НАТО".
Здесь мы выходим даже за рамки диалектики, когда цель - проникновение в бывшую советскую Среднюю Азию - становится средством и наоборот, когда объявление начала войны может вполне оказаться ее реальным концом (а самая настоящая война - самым выдающимся и подлинным миром?).
Как бы то ни было, присутствие американских войск должно являться и является инструментом ... всего. "Изменения режимов, политические и судебные реформы, организация экономического развития, сотворение, удержание и сохранение подлинного мира - все это не может быть выполнено вне продолжительного присутствия и наращивания американских вооруженных сил", - вот что, критикуя министра обороны США Рамсфельда, вменяет вооруженным силам своей державы неугомонный Доннелли54.
Данная логика является традиционной для США как минимум с середины XIX века55 и была блестяще продемонстрирована в ходе трехмесячной войны против Югославии.
Впрочем, по мнению министра иностранных дел России И.С. Иванова, в пограничном присутствии первой и единственной на сегодня сверхдержавы мира нет ничего такого, что бы вызывало беспокойство: "Иногда спрашивают, не приведет ли это к усилению роли США в регионе и к ущемлению интересов России? С учетом глобальных вопросов, по которым ведется диалог с США, их присутствие в регионе не вызывает беспокойства. Вместе с тем, если бы сохранялся очаг терроризма в регионе, то это продолжало бы вызывать беспокойство. Для России это намного опаснее, чем присутствие США"56.
В самом деле, что может быть страшнее терроризма?..

ГЛАВА 8
Когда нет больше границ

В Пятой мировой больше не будет географических, ведомственных и дисциплинарных границ. Все сливается в едином действии, которое мы в "Третьем проекте" окрестили метадей-ствием. География летит к черту. Безжалостно стираются грани между бизнесменом и боевиком, между солдатом и журналистом. Крылатая ракета или диверсия - это всего лишь продолжение телерепортажа и наоборот. Отныне нет разделения между армией и правоохранительными органами, между Генштабом и Госпланом.
Организация присутствия как боевая задача и выстраивание цепей-периметров вокруг "неправильных" государств и регионов приводит к тому, что география становится следствием искусственной деятельности военно-политических машин и целенаправленных усилий, а не отражением "естественных феноменов", натурально существующих географических объектов.
Если угодно политике войны - возникнет Евроафрика. Надо-и Евразия. В угоду моменту может существовать Молдо-грузия или Укрочечня.
Отсюда возникает феномен исчезновения или прямого уничтожения, передвижения (сдвижки) и подрыва границ.
Современная война не признает границ и всегда строится на нарушении границ, на разыгрывании удара по сдвигу разнообразных границ.
Как подчеркивают аналитики и практики военного дела, в настоящее время происходит массированное "стирание" и перемещение привычных границ всех типов: географических, мировоззренческих, отраслевых, культурных и др.57
Огромное значение имеет стирание ведомственно-отраслевых границ.
В современных противоборствах формируются сложные многоотраслевые комплексы: медиа-эколого-(энвераймен-тально)-промышленно-военные комплексы58 или "военно-промышленно-академические комплексы"59. При наличии автономных ядер составных элементов этих комплексов их действие в конечном итоге происходит в единстве, достижение которого и является в настоящее время одним из самых важных секретов, условий боеспособности и обороноспособности страны.
К сожалению, такое единство для России на сегодня еще очень трудная задача, до решения которой ой как далеко!
В последний период войны в Югославии в 1998 году было удивительно наблюдать, как военный дипломат генерал-полковник Леонид Ивашов сумел взять на себя ответственность за весь круг вопросов и буквально "на себе самом" организовать на некоторое время подобие такого межведомственного оборонного комплекса. Даже спецпредставитель В. Черномырдин и министр иностранных дел И. Иванов были обескуражены таким поворотом дела и определенное время бездействовали.
Но "странного Ивашова" убрали под давлением Вашингтона, и решением вопроса "профессионально" занялись Черномырдин с Ивановым. Они, конечно, хотели как лучше, а получилось, как всегда...

ГЛАВА 9
"Мировой терроризм" - грандиозный блеф новых кочевников

Нет сегодня более вредного для России термина и задаваемого им умонастроения, чем "терроризм". Забудьте это слово, потому что само явление терроризма осталось в прошлом веке. Сегодня под флагом "борьбы с международным терроризмом" враг всего человечества ведет свою войну.
Термин этот не только не описывает адекватно существующую ситуацию, но и наносит нам, русским, страшный вред. Использование слова "терроризм" и перевод его в конкретные военно-политические мероприятия в России напрямую разрушает страну. Увы, сегодняшний режим только этим и занят.
Собственно говоря, ни бен Ладена, ни Басаева, ни Бараева считать террористами в строго научном значении этого слова нельзя. Почему? Потому что террористы не обывателю -кровь пускали, а действовали против носителей власти - против царей, президентов, министров, генералов и губернаторов. При этом террористы прежних времен не были лишены благородства, им и в голову не приходила мысль об уничтожении тысяч ни в чем не повинных людей. Они даже жизнью жертвовали, не помышляя об уходе с места теракта. Террористами выступали русские народовольцы, убившие Александра II. Террористом был серб Гаврила Принцип, стрелявший в эрцгерцога Франца Фердинанда. Террористом был знаменитый Бут, убивший пулей из "Деринджера" вождя победивших северян - президента Авраама Линкольна.
Но очень скоро смысл слова "терроризм" стали искажать. Терроризмом в XX веке стали называть отдельные эпизоды неправильной (иррегулярной) Третьей мировой войны двух сверхдержав за сохранение (для одних) и за передел (для других) ялтинского мироустройства, хотя на самом деле то были партизанские или диверсионные операции. В борьбе со сверхдержавами второй половины XX века приходилось охотиться за головами вражеских вельмож, срезать снайперскими пулями чужих генералов, убивать солдат США или Израиля.
Во второй половине XX века, однако, возникает новая, искаженная версия террора: "Давайте убивать не фюреров, не царей и генералов, а подвластное им мирное население. Дескать, тогда оно так обозлится на своих вождей, что восстанет против них или заставит их прекратить войну и капитулировать перед нами". И первыми этим путем пошли не арабы и вьетнамцы, а США и Британия. Именно они применили авианалеты для организации массовых убийств городского населения Германии ради опрокидывания режима Гитлера, именно они подвергали ковровым бомбометаниям города японцев, корейцев и вьетнамцев. Затем ту же стратегию подхватил Израиль. В этом смысле арабы, которые в те годы захватывали пассажирские лайнеры и однажды, в 1972-м, взяли в заложники захватили олимпийскую команду Израиля - всего лишь слабые подобия янки, англичан и евреев.
Однако с разгромом СССР терроризм даже в этом смысле стал вредным анахронизмом.
Другое дело, что сами террористы не остались безработными. Но с тех пор, как все они перешли на доллары и окончательно забыли, что такое рубли и стоящий за ними "развитой социализм", их нельзя называть террористами ни в каком смысле. Многие стали просто обычными уголовниками. Большинство из бывших террористов задействовано в спецоперациях, организуемых развитыми (т. е. способными платить доллары) странами - эти вчерашние террористы превратились в кадровых "легионеров", в передовые отряды "мировой цивилизации", ведущей войну с "новыми варварами". Другие проводят операции по заказу тех, кого с начала 90-х годов последовательно загоняют в угол и кого называют то "странами-изгоями", то, после выступления Дж. Буша 31 января 2002 года, - элементами "оси зла".
Есть, вероятно, и такие "бывшие", которые ищут или сумели найти новые формы для самореализации в кардинально изменившемся мире, стать вестниками нового возможного миропорядка.
Есть уголовники, есть наемники. Но террористов больше не осталось.
Признание Россией терроризма как актуальной проблемы и явления, помимо путаницы в мозгах, автоматически означает ее самозачисление в одну из двух категорий стран: в "мировую цивилизацию", объявившую войну "международному терроризму" и "варварству", или в "страны-изгои", составившие "мировую ось зла".
Нахождение России в любой из этих категорий стран является и тактически и тем более стратегически абсолютно тупиковым и чрезвычайно опасным. Для нас оба лагеря вредны. Они "оба хуже".
Кажется, что отсутствие воображения у людей, помогающих руководству страны принимать решения и делать "исторические" заявления, не должно служить причиной того, что всю страну, каждого из нас, как, прошу прощения, баранов, загоняют в два равно смертельных тупика.
Надо создавать принципиально новые научные обобщения реалий современного мира и современных войн с позиции обеспечения надежной обороноспособности России, а не повторять зады чужой пропаганды. И надеяться на то, что тебя примут в "мировую цивилизацию" или хотя бы ненадолго оставят в покое по причине того, что ты повторяешь чужие клише, как раз и не надо. Все равно не примут к себе в "рай" и все равно будут рваться к вожделенным призам и победам за твой счет.
"США не позволят самым опасным режимам мира угрожать нам наиболее опасными и разрушительными видами оружия", - именно этот ключевой момент программной речи Президента Дж. Буша 31 января 2002 года выделяет в передовой статье "Вашингтон Пост" Уильям Кристол, коллега Тома Доннелли по проекту "Новый американский век". И поясняет: "Важно отметить, что слово "терроризм" полностью исчезло из этого самого драматического фрагмента речи Президента". Новый "аспект войны с терроризмом идет значительно дальше терроризма и в сторону от терроризма. Это война против опасных тираний, старающихся завладеть оружием массового уничтожения. И это, если понадобится, может быть главным и односторонним типом войны.
...Фактически, если "ни одна нация мира не является освобожденной" без того, чтобы быть приверженной "подлинным и неизменным" принципам свободы и справедливости, американской внешней политике необходимо приказать войти в состояние войны с тиранией вообще, с тираниями в целом" ... Цель - "достичь замены режима", правда, "пока что используя скорее дипломатические и политические, чем военные, средства"60.
Замечательно, что Уильям Кристол, говоря, что "ни одна нация мира не является освобожденной", употребляет глагол "exempt" - "освобождать от налога или иной государственной обязанности".
То есть США фактически приступили к тому, чтобы назначать и взимать своего рода "налог на свободу и справедливость", а вооруженные силы и дипломаты Америки становятся всемирными сборщиками подобного налога.
Отсюда любые попытки увильнуть от данного налога или, тем более, посчитать его уплату ненужной будут расцениваться как мировое преступление и соответствующим образом наказываться. Впрочем, даже не совсем как преступление, а просто как банальное банкротство или дефолт.
Вот и вся архитектура мирового порядка. И в самом деле, причем здесь терроризм?61
Вообще, надо сказать огромное спасибо крайним глобалистам (империалистам?) типа тех, что составляют проект "Новый американский век", за то, что они, в отличие от наших вареных "аналитиков" и "политиков", доводят каждую мысль Буша и команды до логического конца, до жесткости, ставят точки над "i". Впрочем, как и в случае с Бжезинским, не следует преувеличивать "отмороженность" и "неофициальность" данных господ. Между прочим, под исходным манифестом "Заявление принципов" (1997 г.) проекта "Новый американский век" стоят подписи сегодняшних вице-президента США ДикаЧейни (Dick Cheney) и министра обороны США Дональда Рамсфельда (Donald Rumsfeld)62.
"Ось зла" и "борьба с терроризмом" - это для Голливуда и для людей, сознание которых'уже отстроено Голливудом. А суть дела состоит именно в том, чтобы организовать эффективный сбор налогов на свободу и справедливость по-американски со всего мира. Терроризм для США 2002 года является анахронизмом и только дремучие и несчастные люди могут с серьезными физиономиями "профессионалов" произносить это слово по отношению к проблемам России63.
Ловушка, в которую с потрохами попадают политики и аналитики, состоит в том, что они не видят различия между антисистемным и внесистемным действиями. То, что мы и огромное количество людей и обществ на Земле не желаем становиться винтиком (и даже сборщиком) в системе мирового порядка "а ля США", вовсе не означает, что я и эти люди и общества являются антисистемными! Вовсе нет. Это лишь значит, что большинство этих людей и обществ способны и желают выстраивать собственные системы, которые с позиции человечества по отношению к системе США являются внесистемными.
Российская тысячелетняя традиция и всемирная отзывчивость и всечеловечность русского человека, которые описал Ф.М. Достоевский в своей выдающейся "Пушкинской речи", не вписываются и не исчерпываются системой США. Ну, никак!
При этом ни я, ни множество людей и обществ вовсе не желают США зла и не требуют от США денег, бесплатных око-рочков, незаслуженных олимпийских побед или налогов на "свободу и справедливость", тем более не являются - с нашей позиции - антисистемными силами и врагами США.
Более того, именно с внесистемного действия по объявлению чрезвычайного положения начинаются, по политическому
философу Карлу Шмитту, суверенитет и независимость страны, собственно государственность.
А "терроризм" - это устаревшее обозначение того, что организовывалось спецслужбами сверхдержав в эпоху холодной войны.
Чеченские боевики вовсе не являются террористами. Они являются либо мятежниками, которые, получая огромную помощь из-за рубежа, открыто, с оружием в руках желают отделиться от Российской Федерации, либо уголовниками, которые нашли для себя удобным заниматься бандитизмом, вымогательством и мародерствовать в условиях смуты. Мятежникам даже были даны два шанса - в 1993 и в 1996 годах. Они доказали, что неспособны выстраивать собственную систему и государственность автономного типа. Вот и все. И чем дальше мы будем тут путаться в терминах, смыслах и понятиях, тем дольше мы не решим так называемую "чеченскую проблему"64.
Неужели это непонятно? Или невыгодно понимать?
Хочешь помочь американским мытарям - помогай, не умеешь помочь - рассуждай про терроризм. Но если ты желаешь восстанавливать российскую государственность и строить новую оборону и армию - научись быть умственно и нравственно самостоятельным.
Ложное направление ума на "антитеррористический интернационал" и терроризм в целом вредно не только в настоящее время, но и стратегически, на дальнюю перспективу.
Во-первых, это позволяет не ставить вопрос о восстановлении и развитии российской армии в целом и увлекаться фантазиями на тему малочисленных мобильных войск, даже спецназов, которые, конечно же, "успешно решат" все новые конфликты. Это подается под лозунгом необходимости построения "профессиональной армии", "небольшой и мобильной", которая опять же подразумевает существенное сокращение существующей армии - т. е. ее окончательное уничтожение как территориальной инфраструктуры на 1/7 мировой суши.
Во-вторых, это окончательно размывает идеологию конкретного и реального противника, против которого и должна создаваться боеспособная армия. "Международный терроризм" - это выражение, удобное для США, поскольку оно позволяет им отстраивать и выстраивать мир по своим лекалам. И его абсолютная размытость и абстрактность им очень даже нужна, так как превращает буквально каждую точку земного шара, если она вдруг им завтра понадобится, в объект военного нападения. Была бы поставлена задача по реализации национальных интересов США, а предлог и местные "террористы, входящие в сеть международных террористов", быстро отыщутся.
Наши политики и генералы, привыкшие, как писал Сергей Есенин, "задрав штаны, бежать за комсомолом", все норовят быть "как большие", быть такими же "крутыми" и современными, как сами США. Но выдавать чеченских боевиков и даже Хаттаба за международных террористов с нашей, российской позиции крайне опасно - ведь после Панкисского ущелья США и НАТО могут предложить свою помощь в борьбе против террористов и в самой Чечне. Стоит лишь им принять путинский тезис о том, что чеченские мятежники - это международные террористы.
Если понимать терроризм вполне конкретно как нагнетание ужаса и страха, то в этом смысле способность госаппарата наводить террор вполне может быть сравнима или даже большей, чем у "антисистемной организации". Разве бомбежки Соединенными Штатами и НАТО Югославии не являются в чистом виде интернациональным террором, организованным сразу несколькими госаппаратами? Разве действия государственных машин, которые не способны к реальному диалогу с обществом, не являются террором?65 По сравнению с этими операциями бен Ладен - это так, пацан с игрушками.
Кампания по борьбе с терроризмом - чужое оружие! Нам оно излишне, оно не только противоречит нашей методологии и целям России, но и направлено против нас.
Вот один из многих примеров употребления этого термина против России. 27 февраля 2002 года, как сообщает агентство Lenta.ru "Госдепартамент США обвинил Белоруссию в поддержке терроризма... и заявил о возможном введении санкций против Белоруссии в связи с обвинениями в поставке оружия странам или группам, поддерживающим терроризм.
"США очень серьезно воспринимают информацию о продаже оружия тем странам и группам, которые поддерживают терроризм. Мы всегда используем самые различные способы организации взаимоотношений с такими странами, от двухсторонних переговоров до введения санкций с целью предотвращения распространения оружия", - заявил официальный представитель Белого дома Ричард Ваучер..."66
Кто даст гарантии, что от демаршей и окриков не перейдут к делу? Кто даст гарантии, что завтра героическая российская армия в Чечне не предстанет преступной организацией в официальном выступлении каких-либо пфайферов или шээв (не помните такого спикера НАТО, который вещал под музыку бомбежек Сербии в марте-июне 1998 года?..).
В ситуации сплошной войны необходима, в первую очередь, способность к удержанию и защите собственной позиции. Полноценное действие возможно только с правильной позиции.
Губернатор Кемеровской области Аман Гумирович Тулеев, фактически первым в России среагировав на использование США ситуации в Панкисском ущелье для создания очередного плацдарма присутствия в сердце Евразии, в отличие от "профессионалов", показал ясное понимание природы современной гуманитарно-финансово-военной, или множественной, войны.
"Те, кто считает, что США якобы разделили с Россией зоны влияния в Грузии, забывают о том, что американцы жестко преследуют только свои собственные цели. А значит, будут бороться с террористами и искать пособников "Аль-Каиды" теми методами, которые сочтут нужными", - сказал Тулеев. По его мнению, при этом США будут параллельно оказывать влияние на политические и экономические институты "спасаемой" страны. "Так было в Афганистане, так будет в Грузии", - заметил губернатор. "В этом суть общей стратегии: гуманитарная и финансовая помощь идут рука об руку с военным присутствием", - подчеркнул Тулеев. По его словам, если американские СМИ всерьез обсуждают вопрос о том, "следует ли США принять участие в чеченской войне", то они должны при этом учитывать мнение России67.
Но особо важно обратить внимание на последнее предложение. Здесь Тулеев фактически обозначил реальную цель "борьбы с террористами" в Панкисском ущелье Грузии - "принять участие в чеченской войне", т. е. "влезть" в чеченскую войну, "прицепить" к ней Абхазию и Осетию и сделать "антитеррористическую операцию в Чечне" интернациональной, международной, предмировой войной.
"Антитеррористическая" риторика бумерангом возвращается в Россию...
Давайте скажем честно: все попытки строить "антитеррористическую коалицию" с американцами, указывая на опыт совместной войны с Гитлером - это чушь собачья. Кукловоды Америки сегодня под предлогом "борьбы с международным терроризмом" добиваются исключительно своих целей. Эта "священная борьба" становится настоящим ломом, которым можно крушить любого, добиваясь каких угодно целей. Скажем, надо им опустить Россию окончательно, до уровня Верхней Вольты без ракет. Что делать? Заставить русских заниматься только добычей нефти и выплавкой алюминиевых чушек. Сделать так, чтобы русские не смогли продать за рубеж ни одного мало-мальски сложного изделия. Ну, с западными странами понятно: они у русских никогда не купят ни самолетов, ни станков, ни реакторов. У нас один выход: идти со своими высокотехнологичными товарами на Восток. И тут-то все и начинается. Пробуем продать в Ирак оборудование для шлифовки оптических линз - а нас тут же обвиняют в том, что эти станки используются в производстве атомных зарядов. Хотим предложить иранцам новый сварочный агрегат - а нам говорят, что он годен для выпуска баллистических ракет. Строим АЭС в Иране - нам шьют дело о помощи иранцам в создании ядерного оружия. Пожелаем построить у них современный химический комбинат - почти наверняка скажут, что мы им пособляем в производстве химического оружия.
Очень удобно. Сегодня продажу любого высокотехнологичного станка, любой технологии в страны Востока можно объявить помощью в создании оружия массового уничтожения. И ведь сколько сразу задач решается! И русская промышленность гробится, и конкуренты американских промышленников с азиатских рынков вышибаются, и развитие целых народов тормозится. Как раз в духе Вечного рейха!
Хитрая это штука: борьба с международным терроризмом. Только в этом матче все мячи влетают исключительно в наши ворота.

ГЛАВА 10
Вирусная агрессия

Новые типы (поколения, формации) войны заставляют кардинально пересмотреть устоявшиеся общественно-правовые основы современного военного дела и поставить во главу угла новый комплексный профессионализм.
Сегодня необходима принципиально новая "Наука побеждать". Потому что, читатель, в Пятой мировой старые подходы безнадежно устарели.
Так кардинально меняется природа современных государств и правовых систем. Происходит последовательное разрушение национальных государств, которые триумфально возникали в XV-XIX веках. Теперь огромную роль, абсолютно сопоставимую с крупными национальными государствами, играют "негосударственные государства" типа транснациональных корпораций, роев или метагрупп новых кочевников. Открытость и прозрачность границ делают трудноуловимой грань между "внешними" и "внутренними" проблемами страны или группы стран. Старые государства умирают - они неизлечимо больны.
Даже для Запада традиционная модель правового государства становится проблематичной, а для России, в которой идеология правового государства безуспешно внедряется в течение последних пятнадцати лет, данная идеология, очевидно, совершенно не подходит и не позволяет решать реальные проблемы.
Старые правовые, бюрократические государства становятся самой легкой мишенью для атак сетей и роев неправительственных организаций. Они похожи на неуклюжие и медлительные клетки, атакуемые мелкими и чрезвычайно подвижными вирусами. Проходит немного времени - и вирусы захватывают клетку, подчиняют себе, заставляя ее саморазрушаться и плодить новые болезнетворные вирусы.
Как написал еще в 1986 году теоретик малой войны (а в годы Второй мировой войны еще и практик, командир специальной группы парашютистов армии гитлеровской Германии) Фридрих фон Хейдт "в неправильной иррегулярной войне правовое государство (конституционное республиканское государство в рамках западной традиции) имеет огромные проблемы... В правовом государстве мы имеем только два типа людей: законопослушные граждане и преступники. Третий тип людей, который ведет иррегулярную войну, правовым государством во внимание не принимается".
Концепции и идеологии правового государства попросту "не хватает" для того, чтобы адекватно выразить проблему современной войны.
Как это проиллюстрировать? Понимаете, в классическом государстве все разделено по ведомствам. Одни чиновники борются с преступностью, вторые - налоги собирают, третьи - за культуру отвечают. Армия со внешними врагами должна сражаться. И так далее. И вот такое государство, в котором все виды деятельности разделены на ведомственные отсеки, подвергается нападению роя негосударственных структур. Они прорываются на стыках ведомственных интересов. То, что они делают, вроде бы находится на грани преступления, но за эту грань не заходит. Есть в их работе что-то от войны - но все же это не война. Есть в этих нападениях что-то от религиозного сектантства и от пропаганды, от экономической диверсии. Вроде бы деятельность негосударственных "роевиков" - ни первое, ни второе, ни третье, а общий эффект получается убийственным. И государство оказывается в тупике. Полицейские, пожимая плечами, норовят спихнуть дело на спецслужбы, а те - на налоговиков или армейцев, а в результате никто ничем не занимается.
На смену национальному государству идут рои и сети.
Совсем страшно становится, когда рои агрессоров захватывают неповоротливое государство, пронизывают его тело своими сетями и превращают государство в мутанта, в орудие своей воли. Точь-в-точь как те самые вирусы.
Именно это произошло в России, где само государство оказалось приватизированным мародерами, самыми хищными из породы новых кочевников. Государство в России превратилось в машину террора (т. е. наведения ужаса) и, что еще страшнее, в машину по уничтожению населения России и ее будущего.
Как можно кого-то там вовне обвинять в "антисистемности" и "терроризме", когда начальник Департамента аппарата Правительства Российской Федерации Евгений Шлемович Гонтмахер (см. выше и ниже) открыто, даже с пафосом спасителя России обсуждает вопрос о стратегии организации "переплавки" российского населения в "человеков экономических" и о проведении "структурных экономических реформ", в результате которых за бортом окажутся, по его же научным изысканиям и подсчетам, десятки миллионов (!!!) неэффективных "трудовых ресурсов", причем неэффективных только с точки
зрения этих структурных реформ и их бездарных, неспособных на любое созидательное дело организаторов! Вот уж в чистом виде готовящийся на ближайшие годы выдающийся в своем роде террористический акт.
Но с позиции абстрактного правового государства получается так, что терроризм - это не превращение населения страны в реформенное мясо, поскольку эти "реформы" исходят аж из самого Белого дома, а мои указания на рассуждения господина Гонтмахера, поскольку они (мои рассуждения) явно подрывают, в отличие от рассуждений (и действий!) господина Гонтмахера, основы государственного строя. С точки зрения ограниченного ума государства, хладнокровный организатор убийства, засевший в правительстве, - это не террорист, а власть. А вот тот, кто называет вещи своими именами, в нынешней России как раз и считается террористом и экстремистом. Мало того, даже должен быть наказан по срочно принятому предусмотрительной "элитой" закону о борьбе с экстремизмом.
Правда, правовое государство и тут бессильно, поскольку сегодняшний "Основной закон" - Конституция Российском Федерации 1993 года - был создан в результате противозаконного и кровавого захвата власти тогдашним президентом Б.Н. Ельциным. Эту конституцию писали убийцы и новые кочевники, которым Россия досталась, словно трофей. Муд рый советник Ельцина Ю. Батурин, успевший уже после этого события слетать за государственный счет в космос, даже придумал в том страшном сентябре 1993 года для легитимизации Указа № 1400 и его последующей реализации, вплоть до стрельбы танками, специальную формулу: надо, мол, различать законы, которые создаются людьми и могут быть ошибочны, - и само право, которое позволяет поступать правильно во имя высшей справедливости.
Можно поиграть и в эту терминологическую игру - но тогда, боюсь, от легитимности и системности сегодняшнего госаппарата совсем ничего не останется.
Деятельность руководства почти государственной компании РАО "ЕЭС России" во главе с А.Б. Чубайсом по периодическому и последовательному на разных территориях Российской Федерации отключению в 2000-2001 годах электричества - тоже проблема.
С одной стороны, эта деятельность в чистом виде подпадает под определение преступной деятельности с целью выколачивания экономической прибыли из государственного бюджета за счет безмерно завышенных тарифов. И когда господин Чубайс нахраписто кричит по телевидению о том, что энергетики тоже люди и должны получать зарплату, и что в мире стоимость киловатт-часа во много раз выше, чем в России - то мне странно, почему Анатолию Борисовичу люди из компетентных органов не разъяснят, на первый раз, что учителя, к примеру, не являются людьми менее значимыми, чем наши славные энергетики, и будучи даже самыми низкооплачиваемыми работниками почти во всем мире, тем не менее получают в России в 30, примерно, раз меньше, чем их коллеги в США, - а энерготарифы у нас всего в несколько раз меньше.
С другой стороны, деятельность государственной компании, принадлежащей к "системе", имеет, очевидно, много возможностей для неправовых и противозаконных действий. Поэтому местным полугосударственным "дочкам" РАО "ЕЭС России" отключать электроэнергию разрешено, а захват "рубильника" взводом местного абсолютно государственного спецназа, отключенного от последних благ цивилизации, - это уже, судя по понятиям, явно террористический акт.
С третьей стороны, эту деятельность Чубайса с позиции природы и характера современных войн надо однозначно понимать как типичную активную разведцеятельность в пользу любого противника России по изучению реакций населения и военных частей на их перевод в нецивилизованные условия жизнедеятельности, а главное - для изучения и испытания отключением стратегических объектов фактической обороноспособности России как непосредственно в военной сфере, так и в других важнейших сферах жизни и деятельности...
Но эти бесконечные "выпадения" из правого поля - толь-" ко одна часть проблемы современных запутанных, массово-сплошных и абсолютно неправильных войн.
На вторую часть, не менее важную, указывают Фридрих фон Хейдт и все те профессионалы, кто разбирается с феноменом терроризма или неправильных войн, - это то, что за любыми "безличными" и "немотивированными" террористическими актами стоят совершенно конкретные лица и субъекты, страны и народы.
Другое дело, что искать их, как правило, надо не там, где светло, а там, где они фактически есть.
Но тогда дело совсем не в тех в общем-то несчастных людях, которые рискуют или даже жертвуют собственной жизнью, и на которых с помощью термина "терроризм" вещают всех собак и кошек.
Дело в тех, кто является субъектом мятежевойн.
Не следует думать, если что мы их не знаем - как не знаем, к примеру, кто и по чьему персональному приказу на самом деле убил Джона Кеннеди, как не знаем и того, кто организовал сложнейший, с технической точки зрения, акт взрыва двух башен Всемирного торгового центра 11 сентября 2001 года - из этого вовсе не следует, что их нет, что надо срочно бомбить Афганистан, и что все сразу прояснится, как только мы произнесем магическое слово "международный терроризм".
К великому несчастью, большинство серьезных и ответственных лиц, которые сегодня в России рассуждают про контртеррористические операции и коалиции, фактически не в состоянии ничего поделать ни с Чечней, ни тем более с другими "международными террористами". Но вместо того, чтобы честно признать это и попытаться выработать реалистичную стратегию и методологию защиты страны, наши "силовики" по-прежнему, по-советски предпочитают изо дня в день длить то, что выдающийся русский советский философ Г.П. Щедровии-кий назвал фиктивно-демонстративным продуктом (ФэДэПэ).
Впрочем, судя по всему, данная проблема совсем скоро будет разрешена.
Направления решения этой проблемы четко и грамотно сформулировал все тот же А.Б. Чубайс в своем программном выступлении на съезде СПС 14 декабря 2001 года.
Выступление этого яркого представителя племени новых кочевников было небольшим по объему и таким мощным, откровенным, что его стоит привести почти целиком. Потерпите, прочитайте - не пожалеете.
"Я выскажу мысль, которую, может быть, странно будет слышать из моих уст и которая, может быть, кажется не очень значимой в работе региональных организаций, но надеюсь, что она будет понята со временем и принята. У страны в целом на ближайшие 5-7 лет ничего более значимого, более масштабного, ничего в подлинном смысле исторического по сути дела не осталось, кроме одного вопроса - место России в мире. Я считаю, что в ближайшие 5-7 лет именно в этой сфере произойдет фундаментальный, ни с чем не сопоставимый в нашей истории, гигантский по значению исторический поворот.
Первые признаки этого поворота, пока еще достаточно робкие, уже произошли. Но то, что будет происходить дальше, как мне кажется, абсолютно беспрецедентно. Это изменит не только место России в мире и не только отношения России с миром - это изменит всю внутриполитическую карту страны. Это изменит позиции президента внутри страны. Это очень серьезно отразится на его рейтинге, приведет к значительному, если не радикальному, пересмотру взаимоотношений президента со всеми ведущими элитами внутри страны и полному изменению всей структуры его электоральной поддержки.
Я рискну сказать, что в последние годы для нормального гражданина России вопрос о том, кого мы больше поддерживаем - Соединенные Штаты или Китай, был довольно абстрактным. Существовали гораздо более насущные вопросы. Но мы обязаны думать о том, что будет самым важным, вызывающим острейшую полемику, если не противостояние, внутри российского общества через полтора-два года.
Я считаю, что это будет именно тот вопрос, о котором я сейчас сказал, - место России в мире. И если это так, то надо признать, что сегодня наша партия в этой сфере пока еще очень слаба.
Нас очень мало во внешнеполитической элите, нас практически нет в оборонной и в военной элите, нас вообще нет в разведывательном сообществе, нас вообще нет в тех сферах, которые являются базовыми для формирования будущей политики России в мире и определения ее места в мире. Я убежден в том, что это должно стать ключевым прорывом в деятельности "Союза правых сил" в ближайшие годы.
Повторяю еще раз: это не означает, что ничего не осталось делать в экономике, это не означает, что ничего не осталось делать в образовании. Конечно, все это значимо, но в этих сферах, я убежден, мы движемся в правильном направлении, и дальше будем двигаться правильно. Я говорю сейчас о том, где нужен радикальный, принципиальный прорыв. То, о чем говорила сегодня Ирина Хакамада, абсолютно верно. Это лишь самые первые шаги, уже сегодня недостаточные для масштаба задач, стоящих перед страной. Не на кого опереться России в решении этой исторической задачи, кроме "Союза правых сил". Никто, кроме нас, не способен по-настоящему сформировать новые элиты, по-настоящему сформировать интеллектуальный потенциал, по-настоящему выработать принципы, базу и стратегию всей политики России в этой сфере на ближайшие семь лет!
Может быть, сегодня это странно звучит. Но, поверьте, если мы действительно говорим о стратегии, то расширяться нужно принципиально в эту сферу. Расширяться, не отдавая ни одной пяди позиций, необратимо завоеванных нами в сфере экономики, в сфере бизнеса, в сфере промышленности, в сфере внутренней политики. Радикально продвигаться в оборону, в разведку, в военную сферу, во внешнеполитическую сферу - туда, где будет определяться лицо России в следующий пяти-семи-летний период..."68.
Два пункта этой Чубайсовой речи-программы с позиции современного понимания войн требуют срочной реакции "силовых ведомств" и Главнокомандующего Российской Федерации. Это - манифест "вирусов", целенаправленно и систематически уничтожающих нашу государственность.
Во-первых, открыто ставится задача внести партийность и партионность в силовые и внешнеполитические ведомства. За этим стоит не только нарушение Конституции РФ, но и четкая заявка на экспроприацию остатков государственной машины в целях не страны, но одной партии. Причем партии оголтело проамериканской и чисто "кочевой".
Принятый 11 июля 2001 года Федеральный закон "О ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЯХ" в п. 5 ст. 9 однозначно определяет: "Не допускается деятельность политических партий и их структурных подразделений в органах государственной власти и органах местного самоуправления (за исключением законодательных (представительных) органов государственной власти и представительных органов местного самоуправления), в Вооруженных силах Российской Федерации, в правоохранительных и иных государственных органах, в аппаратах законодательных (представительных) органов государственной власти, в государственных организациях. Запрещается вмешательство политических партий в учебный процесс образовательных учреждений".
Или партийцы СПС вмешиваться в "процесс" внутри означенных А. Чубайсом ведомств не будут, а если и будут, то, вероятно, это не будет столь чувствительно, как "вмешательство политических партий в учебный процесс образовательных учреждений"?
Во-вторых, А. Чубайсом четко обозначается исходно тупиковая и смертельно опасная для России развилка (безальтернативная альтернатива): Россия должна быть либо с Китаем, либо с США. То, что Чубайс явно не с Китаем собирается делать "прорывы" - это очевидно. Но это второстепенно. Самое важное - Россия ни в коем случае не должна выбирать Китай против США или США против Китая, ни в коем случае не должна попадать в эту чубайсовскую рогатину.
С позиции Конституции Российской Федерации (п. 5 ст. 13: "Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни"), национальной безопасности РФ (очень аморфная и неработающая доктрина), с позиции информационной безопасности РФ (очень аморфная и неработающая доктрина), с позиции обеспечения обороноспособности Российской Федерации (очень аморфная и неработающая, такая же "никакая" военная доктрина), с позиции анализа и понимания современных войн и систем оружия эти два публичных и зафиксированных документально призыва А. Чубайса являются не только необходимым, но и более чем достаточным основанием для как минимум приостановления публичной деятельности этого энергичного и "энергетического" политика...
Но раз наши "силовики" не обладают никакой силой или пониманием происходящего, раз в стране нет адекватных современной ситуации профессионалов, то пусть уж, по крайней мере, не расстраиваются и не берут в голову, как говорится.
Совсем скоро на их место в соответствии с партийными задачами, которые поставил А. Чубайс, придут молодые, активные и подкованные ребята из СПС. Они быстро все приведут в порядок и окончательно искоренят терроризм - как внутренний, так и международный.
Я в этом уверен, только не скажу почему...

Наш сайт является помещением библиотеки. На основании Федерального закона Российской федерации "Об авторском и смежных правах" (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ) копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений размещенных на данной библиотеке категорически запрешен. Все материалы представлены исключительно в ознакомительных целях.

Рейтинг@Mail.ru

Copyright © UniversalInternetLibrary.ru - электронные книги бесплатно